Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 Мандакини деви даси вторая справа от Шрилы ПрабхупадыНесмотря на плотный график поездок и интенсивную проповедь, Шрила Прабхупада не забывал о своём новом ученике из России. Однажды Шьямасундара сообщил гуру, что у него есть на примете девушка, которая вполне могла бы стать женой нового советского друга. Эта девушка — Моника, француженка по происхождению, жила в Лондоне и служила в храме Бери-Плейс.

В прошлом Моника была студенткой Сорбоннского университета, где изучала этнологию и мировые религии. На одном из последних курсов она познакомилась с человеком, преподававшим философию веданты, и это знакомство пробудило в ней интерес к Индии и желание поехать в эту страну. Чтобы заработать на дорогу, Моника устроилась раскладывать по почтовым ящикам рекламные листовки.

Однажды на улице ей повстречался человек с необычным именем Сурдас, который также раскладывал листовки по ящикам. Вступив с ним в беседу, девушка узнала, что этот человек — ученик великого святого и гуру А.Ч.Бхактиведанты Свами Прабхупады. Узнав о ее духовных поисках, Сурдас привел Монику в храм Кришны. Впечатлённая чистой и возвышенной атмосферой, царившей в храме, она стала ходить туда регулярно. В феврале 1970 года, в возрасте двадцати лет‚ она получила у Шрилы Прабхупады посвящение и новое имя Мандакини деви даси, а еще спустя какое-то время перебралась в Англию, в храм на Бери-Плейс.

Мандакини: Я каждый день заботилась о Божествах, и это постепенно прогоняло из моего сердца представление о Боге как о чем-то безличном. С каждым днем я все больше и больше убеждалась в том, что Господь — личность. Но, кроме того, я постоянно читала книги Прабхупады, и у меня со временем возникло сильное желание проповедовать. Я не хотела бросать свое служение, но это желание надолго поселилось в моем сердце. Как-то раз в одной из книг я прочла, что совершенством человеческой жизни является исполнение желания духовного учителя: когда гуру просит вас совершить что-то особенное, что-то очень трудное, а вы, не раздумывая, говорите «Да». И я мечтала о том, чтобы Кришна дал мне такую возможность.

Шрила Прабхупада прилетел в Лондон 3 августа и пробыл там больше месяца. Все это время Мандакини пользовалась любой возможностью оказаться для него полезной. Однажды девушке сказали, что Прабхупада хочет видеть ее, и она тут же направилась к нему в комнату.

Не пускаясь в долгие объяснения, ачарья тут же изложил ей свою просьбу: он хочет, чтобы она отправилась в Советский Союз, вышла там замуж и постаралась получить постоянную визу. Мандакини, вполне довольная жизнью в Лондоне, была далека от мысли что-либо менять и тем более обзаводиться семьей и куда-то ехать. Она вспоминает, что раньше одна только мысль о СССР вызывала у нее ужас. Ей и в голову не могло прийти, что когда-нибудь ей реально придется столкнуться с необходимостью посетить эту страну за «железным занавесом». Но, как уже говорилось, ее заветной мечтой было получить от гуру какое-нибудь чрезвычайно трудное поручение и, не задумываясь, ответить «Да».

И она согласилась.

Мандакини дд с книгами на улицах ПарижаВпоследствии Шрила Прабхупада неоднократно вспоминал о мужественном поступке своей французской ученицы и восхищался ее преданностью:

Прабхупада: Мандакини, да. Очень хорошая девушка. Вы знакомы?

Преданный: Она очень хороший пуджари.

Прабхупада: Очень разумная, образованная, красивая... И когда я попросил ее: «Отправляйся в Россию и выйди замуж за этого человека», — она согласилась.

Индийский гость: Она согласилась?

Прабхупада: Это очень рискованно (из беседы с учениками, 25 октября 1972 года).

Еще я попросил одну девушку... Француженку, Мандакини. Я попросил ее поехать в Россию и выйти замуж за одного юношу. Она его никогда не видела. И она послушалась! Западные юноши и девушки хотят перед тем, как вступить в брак, увидеть друг друга, пообщаться. Но эти [мои ученики] настолько послушные, что даже не задумываются. Выходить, не выходить замуж - это их не интересует. Единственное, чего они хотят, —это порадовать Кришну и его представителя... Бхакти подобна лиане, а семя этой лианы можно получить по милости гуру и Кришны (из беседы с учениками, 18 апреля 1972 года).

Визит Шрилы Прабхупады в Советский Союз воодушевил многих его учеников. В ИСККОН стали появляться преданные, желающие помочь ему в «русской миссии». Зарождалась мода на проповедь в России.

Мандакини стала готовиться к поездке. Одна из лондонских вайшнави Сарва мангала деви даси, очевидец тех событий вспоминает: "Когда я поселилаcь в храме, она тольео тольео начинала учить русский по какой-то пластинке, прокручивая ее на старом проигрывателе, который кто-то пожертвовал в их швейную мастерскую. Так она готовилась к предстоящей поездке в Россию».

Через некоторое время Мандакини поехала в Париж, чтобы там подать документы на советскую визу. По ее воспоминаниям, как раз в это время на улице и в храме к ней часто стали обращаться незнакомые люди, задававшие вопросы о Движении сознания Кришны в СССР. Девушка подозревала в них агентов КГБ и старалась уходить от ответов. Визу она оформляла туристическую, а в анкете в графе «цель посещения указала «балет Большого театра».

Подошло время отъезда. Шьямасундара запретил девушке брать с собой любые предметы, которые могли бы свидетельствовать о ее религиозной принадлежности (четки, книги, индийскую одежду и т.п.). Мандакини летела «Аэрофлотом» и, по ее собственным словам, «уже на самолете ощутила атмосферу Советского Союза».

В составе группы французских туристов ее доставили в гостиницу «Метрополь». Девушка волновалась, как бы неосторожным словом или поступком не выдать себя, и потому не слишком охотно вступала в беседы с попутчиками или гидом. Некоторые проблемы возникли с обедом, когда ей пришлось признаться, что она вегетарианка.

По дороге в комнату вайшнави увидела в коридоре «высокого юношу с суровым лицом», которого поначалу приняла за сотрудника КГБ. Он спросил, как ее зовут, а потом представился сам. Незнакомец оказался Анатолием Пиняевым. Они прошли в комнату. Анатолий знаками дал понять, что беседовать в номерах гостиницы не стоит: не исключено, что они прослушиваются.

Выйдя из «Метрополя», Анатолий познакомил свою будущую невесту с девушкой по имени Светлана, которую представил как свою двоюродную сестру. Она под влиянием Анатолия тоже проявила некоторый интерес к сознанию Кришны, и у новых знакомых завязался разговор на духовные темы.

Матаджи МандакиниМандакини: Мне было интересно, как им удается практиковать сознание Кришны. Однако Анатолий, похоже, был еще только в самом начале своего духовного пути, и я чувствовала себя в этой компании немного чужой. Но я была в руках Кришны.

Пообщавшись, преданные разошлись, договорившись встретиться на следующий день.

На другой день Анатолий пришел со своим индийским другом Мадхукаром. Они повели девушку смотреть столицу. Однако Мандакини, в то время сама еще только-только вставшая на духовный путь, была, подобно многим начинающим вайшнавам, очень строга к себе и считала подобное времяпрепровождение ненужным и бессмысленным.

Мандакини: Я занервничала. У меня было мало времени, а мы тратили его на какую-то ерунду! Что бы подумал Прабхупада, если б узнал? Я предложила Анатолию: может, лучше будет встретиться с кем—нибудь из его друзей, поговорить с ними, рассказать о Кришне? Но он и сам хотел проповедовать, поэтому на мое предложение откликнулся с большим воодушевлением.

Анатолий повел свою новую знакомую на квартиру к «друзьям». Сейчас сложно сказать, что это были за «друзья» - какой-то постоянный кружок любителей духовности или случайное собрание любопытствующих, но подобные посещения всевозможных квартирных сходок впоследствии прочно вошли в практику Анатолия Пиняева и его первых единомышленников, оставаясь преобладающей формой их пропове-
ди всю первую половину 1970-х годов.

Мандакини провела в Советском Союзе около недели. Вернувшись домой, она послала духовному учителю отчет о поездке. Ее письмо застало Шрилу Прабхупаду в Гонолулу.

Говинда даси: Я помню: когда Шрила Прабхупада был на Гавайях, мы ехали в машине из храма к дому. Шрила Прабхупада сидел на переднем сидении, а я на заднем, сбоку. Я читала ему почту, и среди писем было одно от Мандакини, в котором она писала о своих планах выйти замуж за Анатолия. Когда Шрила Прабхупада услышал об этом, на его лице просияла огромная улыбка - наверное, самая большая улыбка, какую я видела в жизни. .. У меня был фотоаппарат, и я сфотографировала Прабхупаду в этот момент.

Говинда даси -  Любовь Шрилы Прабхупады к русским преданным

Через несколько дней Прабхупада написал в Лондон одному из своих учеников:

Я получил известие от Мандакини, что ее поездка в Россию была в высшей степени успешной и что вскоре, как только она получит нужную визу, она вернется в эту страну, чтобы выйти замуж за Анатолия. Пожалуйста, скажи ей всяческое содействие в получении визы, чтобы Мандакини могла продолжать свою деятельность. Она очень и очень хорошая преданная (из письма Даянанде, 20 мая 1972 года).

Брак с иностранцами тогда было очень сложно зарегистрировать. Мандакини вспоминает: дошло до того, что у Анатолия попытались отобрать документы, чтобы только не дать ему возможности подать заявление в ЗАГС. Анатолию каким-то образом удалось обойти «недоброжелателей», и 6 декабря 1972 года брак был заключен. Это не сопровождалось никакими торжествами, и даже свидетелями позвали случайных прохожих с улицы.

mandakini-d-d-04Мандакини: Приезжая в Москву, я всегда останавливалась в гостиницах... Но после того, как мы официально зарегистрировали наш брак, я смогла бывать на квартире у Анатолия, где он жил со своей матерью... Мы пытались по мере возможности вместе заниматься духовной практикой сознания Кришны. По утрам очень тихо пели молитвы «Гурваштака», повторяли джапу, а после этого ходили по магазинам. Я стояла в очередях, чтобы запастись картошкой, морковью и капустой. На самой запоминающейся частью моего пребывания в Москве была, конечно же, наши визиты к друзьям Анатолия. Мы пели с ними «Харе Кришна», угощали их прасадом и проповедовали. Наша духовная жизнь была очень насыщенной; все давалось легко, все получалось само собой...

Не могу сказать, что я была хорошей женой. С самого первого дня знакомства с движением Прабхупады я была строгой брахмачарини, а выйдя замуж, категорически заявила Анатолию: пока не станем святыми, о детях нечего и думать. И соответственно, никакой интимной жизни! Муж смиренно согласился на это.

Мандакини могла навещать мужа лишь несколько раз в году. Власти упорно отказывали ей в постоянной визе. Две недели - таков был максимальный срок, на который ей однажды удалось получить разрешение находиться в Москве.

В промежутках между визитами в Советский Союз девушка занималась проповедью: ездила по Франции, Швейцарии, Англии, Германии; побывала даже в Иране. Везде, где она появлялась, руководство храмов интересовалось успехами «русской программы» и предлагало девушке свою посильную помощь. «Пожалуйста, оказывай ей всевозможную помощь и поддержку», — писал Шрила Прабхупада Бхагавану, отвечавшему за проповедь в Западной Европе.

Однажды Шьямасундара подарил Мандакини два только что вышедших из печати тома Первой песни «Шримад Бхагаватам», чтобы та могла отвезти их в Москву. Немного подумав, вайшнави решила пересечь границу на поезде ей показалось, что так провезти книги будет легче.

В поезде она познакомилась с женщиной, которая предупредила ее, что ввоз в Советский Союз религиозной литературы может быть чреват серьезными последствиями и что русская таможня очень тщательно проверяет багаж на предмет всего, что может представлять идеологическую угрозу. Девушка стала думать, как ей быть. Выйдя в коридор и разговорившись с двумя попутчиками, ехавшими в том же вагоне, Мандакини с удивлением узнала, что те работают в индийском посольстве; более того, они хорошо знакомы с господином Натараджем - тем самым «мадрасским джентльменом», который помогал Шриле Прабхупаде во время его визита в Москву. Девушка уговорила попутчиков провезти ее книги в дипломатическом багаже, и они согласились.

Мандакини: Пограничники были, как звери. Они все перевернули вверх дном - искали запрещенную литературу: под матрасами, в чемоданах - везде. Я старалась казаться спокойной, но внутри ликовала. Я сидела и вспоминала тот стих, где говорится, что «Бхагаватам» подобен яркому солнцу, рассеивающему тьму невежества.

Визиты Мандакини в Советский Союз продолжались, равно как и ее попытки получить постоянную визу на въезд, однако чем дальше, тем становилось яснее, что власти не дадут ей возможности оставаться в стране дольше, чем на несколько дней. Она продолжала писать отчеты духовному учителю, и довольно скоро Шрила Прабхупада тоже понял, что этот их план едва ли увенчается успехом. Поэтому он стал подумывать о том, чтобы освободить ученицу от необходимости ездить в СССР и поручить ей постоянное служение во Франции. «Москва пока под вопросом, — писал он Бхагавану 19 ноября 1973 года‚ — а с Парижем все точно. Мы не можем жертвовать определенным ради неопределенного».

Самой Мандакини он советовал:

Ты упомянула в своем письме, что смогла получить лишь туристическую визу в Москву. Но по моему первоначальному замыслу ты должна была выйти замуж за этого молодого человека и получить вид на жительство в России как его жена. Похоже, это очень непросто. Поэтому сейчас, как мне кажется, тебе стоит оставаться там и заниматься преданным служением, проповедовать, старательно заботиться о Божествах. Попытайся получить вид на жительство в России‚ а если не получится, я думаю, тебе не стоит туда ездить. Посмотрим, чего хочет Кришна (из письма к Мандакини, 29 декабря 1974 года).

Несмотря на то, что визиты в СССР были непростым испытанием, а проповедь была всегда сопряжена с определенным риском, Мандакини нравилась такая жизнь. Когда учитель предложил ей сменить род занятий и перебраться во Францию, она еще какое-то время пыталась бороться с обстоятельствами, но в конце концов поняла, что смысла в этом нет.

Мандакини: В свой последний визит в Москву я почувствовала, что Анатолий прекрасно обходится без моей помощи. Я стала все больше и больше переключаться на служение в Европе. В то время я в основном устраивала проповеднические программы в школах, университетах, клубах йоги и всевозможных молодежных организациях Франции и Швейцарии.

Во Франции она познакомилась с одним проповедником, к которому почувствовала симпатию. Обсудив сложившееся положение дел с одним из своих старших духовных братьев (Шрила Прабхупада к тому времени уже покинул этот мир), Мандакини решила развестись со своим русским мужем и полностью переключиться на проповедь в странах Европы. Развод был оформлен 28 сентября 1978 года.

Из книги: Движение Сознания Кришны в СССР. Автор: Владимир Пискарев.

См. также другие материалы на нашем сайте:


Добавить комментарий

Яндекс-поиск
vasudeva.ru

Последние комментарии

  • 06.06.2020 00:35
    Потрясающее издание! Замечательный перевод. Заказала уже два комплекта - себе и друзьям. Рекомендую для ...

    Подробнее...

     
  • 03.06.2020 17:47
    Здравствуйте, Светлана. Это прямой перевод Махабхараты как она в оригинале.

    Подробнее...

     
  • 31.05.2020 04:53
    Благодарю! Благодарю за возможность приобретения духовных книг. Все на высоте. Быстрый заказ ...

    Подробнее...

     
  • 30.05.2020 11:18
    Добрый день. Несет ли перевод отпечаток релиоиозной направленности Харе Кришна?

    Подробнее...

     
  • 29.05.2020 11:53
    Размеры по заказу клиента.

    Подробнее...

Случайные фото

Вход на сайт