Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Духовный воин. О Радха-Дамодаре Прабху

Нашему дорогому Радха-Дамодару Прабху в этом году исполнилось бы 66 лет. Всем нам его очень не хватает.

Когда в 2016 г. Радха-Дамодар прабху оставил этот мир, возник международный резонанс. Откликнулись ученики Шрилы Прабхупады, и первым среди них был Киртирадж прабху.

Я довольно много общался с ним в 1989 г. в Швеции, где он был со-Джи-Би-Си. Он там жил с женой, которую ему дал Шрила Прабхупада – святой вайшнави Шримати Харипуджей. У них двое детей – мальчик и девочка. Соответственно, сейчас в интернете есть фотография Киртираджа прабху, увешанного внуками. Они живут в Алачуа (Флорида). Там живет около двухсот инициированных Шрилой Прабхупадой. Это, вообще-то — лес, и в этом лесу разбросаны домики преданных. Откуда я это знаю? Наш выпускник Аруналочана прабху, инициированный Бхакти Вигьяна Госвами Махараджем, поехал в США к ЕС Тривикраму Махараджу, у которого возник новый центр в Орландо. Я сказал Аруналочане прабху перед его отъездом: «Найдите Киртираджа прабху в Алачуа! У него огромный архив периода гонений на кришнаитов в СССР. На самом деле, у него дома музей – прежде всего, личные вещи Шрилы Прабхупады. В 1989 г. в Швеции Киртирадж прабху дважды поставил мне на голову тапочки Шрилы Прабхупады – когда я только приехал и когда уезжал. Договоритесь о том, чтобы сканировать бумажный архив и прислать нам!»

Сами бумаги Киртирадж прабху отдавать не хотел. Когда я его об этом просил, он мне сразу сказал:

- А где вы будете их хранить?

- Да вот, в Юрлово, у нас тут деревянный дом...

- Деревянный? Нет! Это рискованно».

Аруналочана прабху приехал туда, но, по наивности своей, не договорился о встрече, а просто пробродил по этому лесу и никого не нашел!..

Киртирадж прабху там устраивает сейчас ванапрастха-ашрам – своеобразный городок для пожилых преданных. Он был вторым Джи-Би-Си по СССР. Первым был Хамсадута, который приехал еще в 70-х годах к Ананташанти и написал Шриле Прабхупаде из Москвы: «Ананташанти живет в однокомнатной квартире. Мандакини с его мамой живут в комнате, а сам он – в кухне». Это был фиктивный брак. Матаджи приезжала и уезжала все время, т.к. ей давали только краткосрочные визы. Однажды Ананташанти её встречал с женщиной и ребенком на вокзале. Матаджи Мандакини спрашивает у него: «А это кто?»

- Это – моя сестра.

Потом эта «сестра» призналась Шримати Мандакини, что ребенок у нее от Ананташанти. А Хамсадута приехал в Москву, когда уже Ананташанти стали задерживать, но пока задерживали и отпускали. Хамсадута понял, что Ананташанти скоро закроют основательно, и вывез его архив – в том числе, инициационное письмо Шрилы Прабхупады. Поэтому мы до сих пор не знаем, как правильно его имя произносить. Он-то себя называл Ананда Шанти. Но Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж сказал, что на санскрите это не имеет смысла, а Ананташанти – это понятно: покой, который ничто не может нарушить…

Харинама. В центре - Радха-Дамодар дас с караталами. Второй справа - Прабхавишну Свами. Судя по всему, 1990 год.с мридангой Бхагаватачария, ученик Харикеши СвамиНа фото: Харинама. В центре - Радха-Дамодар дас с караталами. Второй справа - Прабхавишну Свами. Судя по всему, 1990 год. С мридангой Бхагаватачария дас, ученик Харикеши Свами

Хамсадута быстро перестал быть Джи-Би-Си, а Киртирадж прабху был им долго. Он организовал проповедь на второй Международной книжной выставке в Москве в 1979 году. Я в то время был библиоманом – коллекционировал книги. Я пришел на эту выставку и у всех стендов клянчил каталоги и проспекты, которые выглядели, как альбомы по искусству. Такого качества печати в СССР не знали. Я ходил-ходил там и пришел к странному стенду, откуда доносились неземные звуки и запахи, а при входе на подносе лежали какие-то шарики. Я прибрел туда уже в конце дня, когда ажиотаж спал, и шарики свободно лежали на подносе, но, будучи брезгливым человеком, я их не стал пробовать, зато – по инерции – стал клянчить каталоги и проспекты. Мне сказали: «Подождите минуточку!», и из-за стенда вышел огромный американец, который предложил: «Вы оставьте свои координаты, и мы Вам все пришлем!». А я тогда работал в академическом институте, и у меня на этаже, практически в соседней комнате, сидел официальный представитель КГБ. Более того, из КГБ к нам приезжали, отбирая мозговитую молодежь, и, в частности, взяли у нас одного парня на работу. Он потом к нам пришел в гости и презрительно так говорит. «Ну вы что – все бумажками занимаетесь?»

- А ты чем занимаешься?

- А я – уже людьми!

Потом я у него уже уточнил, что его функцией была слежка за иностранцами. Поэтому на предложение американца я ответил эмоциональным всплеском, который из глубин моего подсознания вытащил английский язык. К моему изумлению, я ему ответил по-английски: «no necessity! – нет необходимости!» Я мог читать и переводить со словарем, но я не говорил по-английски тогда и сейчас не говорю.

Радха-Дамодар дас внизу третий справаКогда я приехал в Швецию в 1989, т.е. через 10 лет, я пришел в домик, где жил будущий Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж, и как раз в это время Харикеша с Киртираджем вернулись после фурора в Польше – тамошние газеты писали об их визите и печатали фоторепортажи. Там было всё не так, как в СССР.

Они только приехали тогда, и Киртирадж прабху как раз выходил из ванной. И хоть был он в одной гамче, но я его узнал: «Тот самый американец!» Потом он спросил у меня: «Ну как, не было необходимости?»…

Итак, Киртирадж прабху первым откликнулся на уход Радха-Дамодара прабху. В начале своего послания он пишет: «Все, кто помнит кампанию «Свободу советским Харе Кришна!»...

Она, кстати, началась довольно поздно – примерно в 1985-86 гг. К этому времени прошли уже две волны арестов: 1980-81 гг. — это первая волна, а потом наш Брахмананда прабху организовал в подполье массовое издание книг Шрилы Прабхупады. Это вообще было немыслимо в Советском Союзе – чтобы в подполье выходили массовые тиражи самиздата, да еще и в огромных количествах развозились по всей стране в сумках с армянскими надписями. Преданных вызвали в армянский КГБ и сказали: «Вы хотя бы сумки другие используйте, без текста на армянском! Нам из Москвы звонят: «От вас идет самиздат!» …

Киртирадж прабху был одним из ведущих деятелей кампании «Свободу советским Харе Кришна!», причем участвовал и в ее финансировании, а руководил ею Шрила Мукунда Госвами. И был в руководстве этой кампании еще третий человек – Дхумракеша. Это тоже был инициированный Шрилой Прабхупадой американец, красавец чуть не двух метров роста, с медалевидным профилем, шатен – я его бритоголовым не видел никогда. Он тоже приехал в Россию, когда в 1982 году Ананташанти закрыли уже основательно – без приговора посадили в психушку просто, а в советское время это означало «пожизненно». Он санньясу получил от Харикеши в 1979 г., но выдержал этот обет только в течение года. В 1980 г. он встретил на улице красотку, которой сказал, что надо повторять Харе Кришна. Она стала повторять, и он на ней женился. Тогда его правой рукой был Бхарадвадж, который потом вспоминал: «Мы с Экатой, когда приезжали в Москву, обычно останавливались дома у Махараджа. И вот я звоню ему: «Махарадж, мы у Вам переночуем?» А он мне: «Нет, ко мне нельзя, у меня – жена!» Бхарадвадж тогда от изумления даже выронил телефонную трубку… Дхумракеша приехал в Москву в 1982 году и видит: Махараджа нет, Махарани без покровителя. Поэтому он ее увез в Америку и там женился на ней…

Кампания «Свободу советским Харе Кришна» была грандиозной – она шла по всему миру, даже главы государств были в нее вовлечены. Наш Ведавьяса прабху выступал аж в Сенате США. Киртирадж прабху встречался с Папой Римским.

Киртирадж прабху встречался с Папой РимскимНа фото: Киртираджа дас и Папа Римский с Бхагавад-Гитой

Киртирадж прабху пишет, что тогда Радха-Дамодар прабху был известен как Сучару дас. Это имя обыграли в советской прессе – журналисты написали: «Ясно, что это – агенты ЦРУ! Ну, какой русский человек согласится, чтобы его называли сучарой?».

Киртирадж прабху пишет, что в кампании «Свободу советским Харе Кришна!» много внимания уделялось именно случаю Радха-Дамодара прабху, т.к. он в советской системе тюрем и лагерей подвергался серьезным испытаниям. Далее он пишет:

«Радха-Дамодар прабху отдал почти сорок лет служению миссии Шрилы Прабхупады в Советском Союзе. Он был одним из первых московских преданных и, пожалуй, самым серьезным и здравым преданным, каких я когда-либо встречал в этой стране».

Это – не единичное мнение Киртираджа прабху. Это также мнение Бхакти Вигьяна Госвами Махараджа. Он вспоминает, что, начав общаться с московскими преданными, он пришел к заключению, что среди них есть только один нормальный человек — Радха-Дамодар прабху.

Киртирадж прабху продолжает: «При этом он был склонен к шуткам, и, когда мы с ним общались, часто делал какие-то шутливые замечания и расплывался в улыбке, что заставляло и меня улыбаться тоже».

Надо сказать, что Киртирадж прабху очень редко улыбался в России. Он вместе с Харикешей был объявлен «persona non grata», после депортации из СССР в 1980. Когда он вернулся в Москву через 10 лет, преданные ему сняли квартиру в знаменитом «доме на набережной», который тогда был весь увешан мемориальными досками в память о населявшей советской элите. Он там жил, преданные приходили к нему, уходили и никто не спросил, есть ли у него прасад. Так что три дня он просидел голодный. В отчаянье, он купил в магазине сырок, которым отравился – к счастью, не слишком серьезно.

СССР. Преданные Харе Кришна. Справа Радха-Дамодар дас

Тот дом советской элиты находится в центре Москвы – там, где кинотеатр «Ударник» и театр «Эстрады», на другом берегу Москва-реки, напротив храма Христа Спасителя. Квартира принадлежала Грише Азизяну, который в советское время организовал ансамбль индийской музыки «Васанта». Все участники ансамбля Харе Кришна были впоследствии инициированы Харикешей, кроме самого Гриши. Гриша был сыном какого-то советского лидера, и папаша ему просто отдал двухкомнатную квартиру – роскошную, по советским меркам.

Я несколько лет силился вспомнить, почему я там жил, но так и не смог. Как я мог вообще там оказаться и когда? Выходит, это было до «Храма на Беговой», потому что я как первый президент храма должен был жить в храме. Именно Радха-Дамодар прабху меня осудил за то, что я временами оттуда ездил к маме: «Никаких мам! С мамой покончено! Сиди здесь!» А у Гриши, значит, я оказался еще до «Храма на Беговой».

С этой квартирой связана одна трагическая страница моей биографии, потому что там пропал мой перевод «Харинама-чинтамани». В те времена у нас не то, что компьютеров – даже пишущих машинок не было. Я писал свой перевод от руки, и у меня образовалась кипа бумаг. Подошло время первого приезда в Москву будущего Госвами Махараджа после эмиграции с Харикешей (тогда - Свами), и комнату готовили для него. Харикешу взяли Би-БиТи-шники к себе, а Госвами Махараджа хотели поселить у Гриши, и матаджи Ягья готовила квартиру. Я уехал с утра куда-то, приезжаю — нет моих переводов! Шримати Ягья примерно через десять лет компенсировала мою потерю передачей мне большей части своего архива. Куда девались рукописи — она не помнит, но они оказались опубликованными! У меня в архиве есть это древнее – еще ротапринтное – издание Харинама-чинтамани. Я узнал в ней свои переводы. Я не с самого начала переводил. Начало русского перевода я нашел в «Храме на Колхозной» и просто его продолжил...

Итак, Киртирадж прабху пишет: «Этот чудесный преданный совершил исключительно ценное служение ИСККОН в России – особенно в сфере отношений с властями. Его служение фактически заложило фундамент Движения сознания Кришны бывшем в СССР, и во многом благодаря ему оно стало тем, чем сейчас является. Более того, мир обязан Радха-Дамодару прабху за служение, которое он совершил».

Почему мир? Потому что Шрила Прабхупада сказал, что война между США и СССР неизбежна, и только одно ее может предотвратить — это распространение книг Шрилы Пабхупады в СССР. Радха-Дамодар прабху очень много сделал для того, чтобы книги распространялись. В частности, в Москве он организовал производство самиздатских книг. Мы их из Армении получали в листах большого формата, которые надо было складывать, разрезать, сшивать, переплетать. И он сам этим занимался, и сам распространял их тоже…

Киртирадж прабху завершает свое послание: «Пожалуйста, помолитесь Господу и Шриле Прабхупаде за благополучное путешествие Радха-Дамодара прабху домой».

А вот послание Бхакти Вигьяна Госвами Махараджа. Он говорит: «Очень быстро Радха-Дамодар прабху стал одним из негласных лидеров тогда подпольного движения, потому что организации не было никакой вообще».

Я помню один эпизод того времени – когда, наконец, во многом усилиями Радха-Дамодара прабху, нас зарегистрировали официально в мае 1988 года, встал вопрос о структуре организации и ее руководстве. Матаджи Вришни отдала все свои сбережения на то, чтобы началась деятельность Московского общества сознания Кришны. Откуда у нее были деньги, непонятно, потому что она тоже сидела за сознание Кришны, но, может быть, без конфискации имущества. Однако, отдавая свои деньги, она сказала: «Это только при условии, что Радха-Дамодар прабху будет руководителем организации. Если нет, то я все заберу обратно!»

…Госвами Махарадж далее пишет: «Радха-Дамодар прабху приглашал людей на программы к себе домой, хотя это была однокомнатная квартира»…

На эти программы приходило столько народа, что, когда там раздавали прасад, люди вкушали даже перед входной дверью на лестничной клетке, и лифт не мог открыться, потому что люди там сидели с тарелками. Даже на лестнице сидели вкушающие!..

Госвами Махарадж пишет: «Книги Шрилы Прабхупады Радха-Дамодар прабху распространял, реально рискуя всем. В то время в КГБ был создан специальный отдел по борьбе с кришнаитами, который назывался группой «Поиск». В конце 80-х вышла разгромная статья в газете «Неделя»…

На самом деле, история такова: в 1980 году председатель КГБ Ю. Андропов написал о кришнаитах специальную докладную записку в Политбюро ЦК КПСС, где указал на опасность этого Движения для советского строя, и завершил ее оптимистической нотой: «Мы уже начали работу по разложению этого Движения изнутри». В 1981 году зам. Андропова генерал Цвигун опубликовал статью в массовом журнале «Коммунист», у которого были миллионные тиражи. Всех членов партии уговаривали подписываться на этот журнал. В статье Цвигуна среди идеологических диверсантов упоминались «Харе Кришна». Это уже было оправданием арестов. По крайней мере, коммунисты знали, почему арестовывают кришнаитов: потому что они – идеологические диверсанты. Статья, которую упомянул Госвами Махарадж была далеко не первой публикацией такого рода в средствах массовой информации. Но зато в ней публиковалась сенсационная фотография: Сурья прабху омывает стопы Харикеше. Это – 1983 год. В СССР действовала система политпросвещения масс, и пропагандисты, выступая перед народом в разных трудовых коллективах и демонстрируя народу эту фотографию, говорили: «Советский врач моет ноги американскому шпиону». В газете подпись была более сдержанная, но пропагандисты привнесли эмоциональную окраску.

Далее у Бхакти Вигьяна Госвами Махараджа еще один анахронизм. Он говорит: «Вскоре начался первый судебный процесс», но было, как раз, наоборот - судебный процесс, на котором впервые судили за принадлежность к кришнаитам состоялся в 1982 г. До этого осудили Экату, но он получил 1 год за тунеядство. У Ананташанти «правой рукой» был Бхарадвадж, а «левой рукой» – Эката. В 1981 году он поехал к родителям в Красноярск (у него отец был председателем красноярского колхоза) и по общепринятой в те годы схеме спросил: «У вас тут кто-то йогой занимается?» Ему показали одного футболиста, с которого впоследствии началась проповедь в Крымске, Новороссийске (где он сейчас живет с семьей) и Краснодаре. Он также хорошо известен московским преданным. Это – Мучукунда прабху.

Интересно, что, когда через пару лет в Сухуми приехал Анакадундубхи из Владимира и задал тот же вопрос: «У вас тут кто-то йогой занимается?», ему тоже показали футболиста, но на этот раз – вратаря. Это был будущий Ядухари прабху, который уже много лет готовит для Божеств в московском храме.

Но вернемся к Экате. Он с Мучукундой прабху в Красноярске сразу стал проводить программы, и его арестовали, т.к. за ним слежка была уже из Москвы. Экату отправили этапом в Москву, где дали год за тунеядство. Первый процесс, где судили уже за принадлежность к кришнаитам, прошел в Москве в 1982 году. Первыми обвиняемыми стали Вишвамитра прабху и Садананда прабху.

«Несмотря на судебные процессы, - пишет далее Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж. – Радха-Дамодар прабху продолжал заниматься своим служением». На тот первый судебный процесс он пришел с магнитофоном в портфеле, потому что процесс был закрытым. В дверях его встретил майор Белопотапов из группы «Поиск», закулисно руководивший процессом. Он заслонил проход своим телом, но Радха-Дамодар прабху, обладая кшатрийским духом, просто смел Белопотапова своей грудью. Но тот был опытным КГБ-шником. Он упал на спину и закричал: «Кришнаит бьет меня!». Прибежала милиция, скрутили Радха-Дамодара прабху и повели из здания по лестнице вниз. Радха-Дамодар вспоминает: «Они меня ведут – руки за спину – а Белопотапов идет с победным видом впереди, на пару ступенек ниже. Я думаю: «Ладно, семь бед – один ответ!» Как пнул его ногой, он и покатился вниз по лестнице!».

Но это – 1982 г., а в 1981 году Радха-Дамодар прабху уехал из Москвы, потому что тогда Харикеша сказал: «Уезжайте из Москвы!». Начались аресты, и он рекомендовал уезжать из больших городов. К этому времени относится исторически первая попытка создать ферму сознания Кришны в СССР. Это было в горном селе Цана в Сванетии. Нашли это местечко армянские преданные и пригласили туда остальных. Радха-Дамодар прабху туда приехал, но создание сельскохозяйственной общины – очень трудное дело, поэтому он вскоре оттуда уехал и оказался в украинском селе Большая Шиловка. Его пребывание там описано в документах судебного процесса, в котором обвиняемым стал уже он сам.

В этих документах сказано, что туда он «привез: религиозную мистическую литературу, магнитофонные кассеты с записями лекций и предметы культа, которые были впоследствии обнаружены в тайнике». Этот тайник имел такое происхождение. Кажется, председатель сельсовета в этой Шиловке сказал преданным: «За вами скоро приедут!», поэтому они ночью в лесу вырыли яму и сложили туда все, но все это нашли КГБ-шники. Тем не менее, Радха-Дамодару прабху как-то удалось уехать в Краснодарский край. И это стало уже третьей попыткой преданных жить на земле. Наколько я помню это была станица Эриванская. Там уже жили матаджи Нрисимха со своим первым мужем. который тоже был инициирован (его имя – Гопавриндапал), и Видура прабху с женой. Как вспоминает Видура прабху, у них была корова, но выяснилось, что матаджи боятся корову, поэтому доить пришлось им с Радха-Дамодаром прабху по очереди. А они еще разбили там плантацию! Но им опять сказали: «Вам надо уезжать срочно, иначе вас сейчас арестуют!» Они было уехали, но Радха-Дамодар прабху сказал Видуре прабху, что настало время собирать урожай. Таким образом, Радха-Дамодара прабху подвела привязанность к плодам – он вернулся, и там его арестовали.

Справка Радха-Дамодару прабху о его тюремном заключении за веру

Госвами Махарадж пишет: «Его отправили в Москву по этапу в столыпинских вагонах». Что это за «столыпинские» вагоны, я не знаю, но, скорее всего, это были теплушки для перевозок скота. Обычно в них перевозили заключенных. То есть там в вагонах сделаны ограждения, чтобы скот не выпадал наружу, и больше ничего в этих вагонах нет. Посадили его в тюрьму, где он под следствием находился около года. Условия были ужасными. В камерах, предназначенных для двадцати заключенных, было по шестьдесят человек и более. Каким-то чудом была обнародована фотография такой камеры. Во-первых, там духота страшная, поэтому все в трусах, и одни ноги повсюду – лиц почти не видно. Огромное количество ног! Госвами Махарадж пишет, что люди там спали по очереди в три смены, круглосуточно горел свет. Но что больше всего травмировало Радха-Дамодар прабху – так это то, что там все было в табачном дыму. Там все курили. Он жаловался, в основном, на это. Он, кстати, никогда не упоминал побоев, которые он там тоже получил, но он всегда упоминал дым. Через год бесконечных допросов и дознаний, наконец, состоялся суд. Это был знаменитый процесс, потому что по нему вместе с Радха-Дамодаром прабху проходили знаменитые преданные. Это, прежде всего, матаджи Премавати, которая на четвертом месяце беременности была осуждена и отправлена в Можайскую женскую колонию. По этому процессу проходили также матаджи Вришни и, так сказать, первый гуру Ядухари Прабху Анакадундубхи со своим братом Брахма-сампрадаей. Но самый знаменитый из них – это Александр Левин, ставший после отсидки главным продюсером НТВ, а затем и владельцем международной телекомпании. Про него можно сказать словами Высоцкого: «Один, как оказалось, не при чем». Просто Шримати Премавати нашла молодого московского журналиста и дала ему на перевод часть Бхагавад-гиты. Она же раздала множеству людей Бхагавад-гиту частями на перевод, и всех замели. Следствие установило, что Радха-Дамодар прабху не знает английского, а Саша Левин знает, и, поскольку предъявлялись обвинения в связях с ЦРУ, Саша был осужден как руководитель секты, а Радха-Дамодар прабху - рядовым сектантом. Соответственно, Радха-Дамодар прабху получил два с половиной года, а Саша получил прилично. Саша отсидел, и у него пунья начала реализовываться – результат его аскезы. Когда я пытался договориться с ним о записи его воспоминаний, я ему звонил, и он мне говорил: «Я сейчас в Австрии», «Я сейчас в Испании», «Я сейчас в Италии». Но в итоге удалось организовать интервью. Матаджи Бхури, по моей просьбе, взяла у него интервью, они встречались в кафе «Ганга» за столиком. Он очень тепло высказывался о преданных. Он также приезжал на встречу с Бхакти Вигьяна Госвами Махараджем. По интервью чувствуется, что он – преданный, но вряд ли что-то практикует.

Итак, Радха-Дамодар прабху должен был отбывать свои годы в Мордовии на зоне, где работал ночами. Первое время он клеил предохранители для телевизоров. Советская электрохимическая промышленность, в основном, создавалась в тюрьмах и лагерях, потому что в ней используются вредные вещества, и Радха-Дамодар прабху вспоминает, что у него от клея стали ногти слезать с пальцев. Плюс еще от недоедания он на тюремной поверке много раз терял сознание. Но при этом он соблюдал все принципы и продолжал проповедовать. Помимо вредного клея, он еще был на асбесте. В результате этого его здоровье пошатнулось – в особенности пострадали легкие. В послании Госвами Махараджа есть еще фактические ошибки. Например, он говорит: «В 1987 году все репрессированные преданные были реабилитированы». Во-первых, была ли официальная реабилитация – большой вопрос. Юристы ставят это под сомнение. Но, так или иначе, всех выпустили только в следующем году. В 1987 году еще прошел последний процесс – над Рупанугой прабху, преданным из Краснодарского края. Только в мае 1987 года в Совете по делам религий Совмина СССР начали готовить официальную регистрацию кришнаитов. Радха-Дамодар прабху дожал-таки всех этих чиновников! Но, более того, он очень их расположил к себе лично – особенно Чернецова. Это был начальник Отдела сект в Совете по делам религий. Его преданные называли «бхакта Чернецов», потому что он объезжал преданных на дому, присутствовал на киртанах и прасада слопал огромное количество.

Видимо, на почве прасада он написал докладную записку в ЦК КПСС. Её рукописный вариант есть у меня в архиве, потому что потом Совет по делам религий был расформирован, и Чернецов нам передал их архивы (не все, конечно!) В своей докладной записке он написал, что Совет по делам религий не разделяет мнения КГБ о кришнаитах. Хотя Совет по делам религий был создан КГБ, но, похоже, «отцы и дети» – это универсальная проблема. Чернецов писал, что надо признать это Движение, потому что предпринятые КГБ меры пресечения оказались неэффективными.

Это – факт: книги продолжали выходить, потому что лично Кришна (или Господь Чайтанья) защищал Брахмананду прабху, который у себя дома в деревне Шатын, в горах Армении установил печатный станок и печатал эти книги тысячами. Однажды он решил Джанмаштами отпраздновать у себя и пригласить всех преданных. Шатын был в панике – какие-то люди в массовом масштабе съезжаются! Приехал, естественно, «черный воронок», схватили Брахмананду прабху, хотели было туда затолкать, но Шримати Харарата, как коршун, набросилась на этих КГБ-шников и стала кричать: «Что вы делаете? У него четверо маленьких детей, которые умрут с голоду!». Так она подняла волну общественного протеста, и КГБ-шники уехали ни с чем. И, как ни удивительно, больше никогда его не пытались арестовать. До смешного доходило! Брахмананда прабху приезжает в Москву с коробкой из-под телевизора «Рубин», и коробка эта набита самодельными, самиздатскими книжками. Он вытаскивает эту коробку на перрон, у нее прорывается дно, весь самиздат вываливается на перрон, и к нему приближается наряд милиции – три милиционера. Брахмананда прабху лихорадочно повторяет: «Намастэ нарасимхая прахладахлада дайинэ...». Милиционеры походят и говорят: «Ну что, отец, помочь тебе?» Они собирают весь самиздат в коробку и перевязывают ее, что бы больше не разваливалась. Брахмананда прабху не понимает, что происходит, но несет эту коробку по перрону, оглядывается и с ужасом видит, что те трое тоже оглядываются на него. Он прибавляет шагу, вскакивает в такси и исчезает…

Радха-Дамодар дас. Фото с тюремной справкиРадха-Дамодар дас. Фото с тюремной справки

Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж в своем послании далее пишет: «с после освобождения становится признанным лидером Движения сознания Кришны в СССР. С его именем связаны все самые важные события в короткой, но богатой событиями истории нашего общества. Все, кто знали его, поражаются его стабильности».

Из качеств Радха-Дамодара прабху Госвами Махарадж, в первую очередь, называет стабильность, потому что Радха-Дамодар прабху был как утес, о который разбивались волны всех превратностей жизни. Выдержку Радха-Дамодара прабху я впервые оценил, когда он собрал переводчиков книг. В те годы по частям раздавали на перевод Бхагавад-гиту и Шримад-Бхагаватам, но потом собрать этот перевод было невозможно, потому что каждый по своему переводил термины. Радха-Дамодар прабху решил привести переводчиков к какому-то единству и собрал нас всех на квартире Шравасты в Москве. И все собравшиеся стали говорить одновременно, не слушая других – культуры обсуждения у нас не было. Молчал только один человек — это Радха-Дамодар прабху. Первая попытка какого-то единства провалилась полностью. Второй раз Радха-Дамодар прабху собрал нас всех уже у себя дома, усадил нас за круглый стол, и опять все начали говорить одновременно, не слушая других. Тогда он взял свою огромную туласи и поставил между нами на середину стола. Теперь мы уже были вынуждены обращаться к туласи, и страсти улеглись. Но каждый остался при своей концепции перевода, и вторая попытка единства провалилась, как первая. Переводы вообще тогда практически остановились. Только вмешательство Госвами Махарадж сдвинуло дело с мертвой точки.

Радха-Дамодар прабху довольно рано взял курс на официальную регистрацию Общества сознания Кришны. В этом деле ему приходилось преодолевать сопротивление не только чиновников, но преданных. В Москве тогда было три группы преданных. Первая группа — камикадзе – открыто выходила с транспарантами на демонстрации. Вторая группа во главе с Радха-Дамодаром прабху добивалась официального признания мирным путем, без демонстраций, путем переговоров. Третья группа — это было глухое подполье во главе с Видурой прабху, где были ваш покорный слуга, матаджи Анандини, гениальный Джаянанда прабху, переводчик издательства «Философская книга», харьковский Ишвара Пури прабху, переводчик БиБиТи, и его младшая сестра Яшода, которая сейчас принимает гостей в московском храме. Ей тогда было 15 лет, но она бесстрашно проповедовала, на улице к людям подходила и спрашивала: «А Вы повторяете мантру?»

- Какую еще мантру?

- Как какую? Сейчас все повторяют: Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе.

Такой была наша подпольная группа. Мы ни с кем не общались, нас никто не знал из преданных, и поэтому все возмутились, когда Видура прабху в 1987 г. выдвинул нас на инициацию: «Кто эти люди?!»…

Радха-Дамодар прабху успешно лавировал между этими группами и добивался регистрации. В итоге мы стали первой после Великой Отечественной войны официально зарегистрированной религиозной организацией.

В 1993 году по новому Закону о свободе совести надо было перерегистрироваться, и – усилиями Радха-Дамодара прабху – мы опередили РПЦ.

Всегда его функцией были связи с общественностью, и на этой почве мы с ним общались очень много. Мы же были Пресс-центром РОСК и формально находились в его ведении. Но тогда я не был склонен принимать кого-либо московских преданных в качестве авторитета, кроме будущего Бхакти Вигьяна Госвами Махараджа и Видуры прабху. Поэтому временами Радха-Дамодар прабху у меня спрашивал: «Это что – саботаж?»

Мы делали его интервью для средств массовой информации и обеспечили ему мировую известность, т.к. все средства массовой информации знали, что споуксмен русских еришнаитов – это Сергей Зуев. Шрила Мукунда Госвами нам дал четыре страны, со СМИ которых мы должны были контактировать: США, Англия, Германия и Индия. Но у нас был такой энтузиазм, что мы прихватили Францию.

Интернет появился почти одновременно с Пресс-центром, и мой младший сын нам пожертвовал свой утренний интернет. В 5 утра я выходил в интернет, и однажды с ужасом прочитал в Guardian (флагман мировой журналистики) заголовок: «Сергей Зуев: «РПЦ — это деструктивная секта». Я обомлел, позвонил шефу московской редакции Guardian и говорю: «Ваш корреспондент, видимо, не правильно понял Сергея Васильевича!». Но я недооценил профессионализм Guardian. Этот человек мне отвечает: «Ну, послушайте сами!». И в телефон мне пустил запись, на которой их корреспондент спрашивает Радха-Дамодара прабху: «А вот мне в РПЦ сказали, что вы – деструктивная секта». И Радха-Дамодар прабху в очередной раз проявил свой кшатрийский темперамент: «Сами они деструктивная секта!»…

Радха-Дамодар дасВпервые я увидел Радха-Дамодара прабху зимой с 1986 г. на 1987 г. В Москве пошел полнометражный индийский мультфильм «Кришна», и преданные решили собраться в кинотеатре «Звезда» на Ленинградском проспекте. Там я впервые увидел и худенькую Бхактилату, которой было суждено стать супругой Радха-Дамодара прабху. Мы лично не общались на этой первой встрече, но мы общались весной по поводу переводов. Тогда мы оказались втроем под мостом у Белорусского вокзала (куда я, наверняка, пришел от Шримати Анандини) – Радха-Дамодар прабху, Санака-кумар прабху, один из первых литовских преданных, который тоже занимался переводами, и я. Радха-Дамодара прабху я увидел второй раз в жизни, но он почему-то сразу мне сказал: «Учи Бхагавад-гиту наизусть, и, когда тебя посадят, у тебя будет Бхагавад-гита!». И я с перепугу выучил половину второй главы. На мою беду, нас официально зарегистрировали в мае 1988 года, и я перестал учить Бхагавад-гиту…

Харинама в Москве. 1990На фото: На фото: Харинама в Москве (1990). Справа Киртирадж прабху. Слева Радха-Дамодар дас. С рупором Прабхавишну Свами

Помню еще несколько ярких сцен с Радха-Дамодаром прабху. Первая – из любительского фильма о «переходном периоде», т.е. о распространении книг в 90-е годы в переходах в метро. На экране появляется Радха-Дамодар прабху за столиком с книгами. Подходит к столику вьетнамец, который не говорит ни на каких языках, кроме вьетнамского, и просто смотрит на книги. Радха-Дамодар прабху его дергает за рукав и показывает ему на карман. Тот, не говоря ни слова, выворачивает карман. Радха Дамодар прабху показывает ему на другой карман, откуда тот вынимает кошелек. Радха-Дамодар прабху показывает ему жестом: «Открывай!». Тот открывает. Радха-Дамодар прабху показывает ему нужную купюру, тот послушно ее вынимает, Радха-Дамодар прабху берет купюру, дает ему книгу, и вьетнамец уходит.

Второй яркий эпизод. Меня с Радха-Дамодаром прабху судьба сводила еще до Пресс-центра. Так, мы оказывались с ним в одной комнате в Германии в 1991 году на вьяса-пудже. Эта ферма в баварском лесу сейчас называется Нью-Симхачала. Мы с ним оказались в одной комнате сначала в пошивочной мастерской Божеств. Там стояли божества-манекены, и на них примеряли одежды. И нас там было трое – с Кришна-каумаром. Потом нас перевели в другую комнату, где нас уже было человек десять, в том числе: Видура прабху, будущий Нитай-Чайтанья Махарадж и др. Как-то я сижу в храме с брахмачари московского храма, и Радха-Дамодар прабху приходит и просит этих брахмачари что-то сделать, но они ему говорят: «А у нас Випина-пурандара – президент». Радха-Дамодар прабху эту наглость стерпел, а на следующий день Харикеша (тогда - Свами) собирает всех ответственных у себя и спрашивает меня: «Сколько лакшми приносит санкиртана?» Я отвечаю: «Не знаю! У меня на это 2 бухгалтера есть – Бала-Кришна прабху и Лакшми-Нараяна прабху, его отец». Харикеша удивился: «Вот так президент храма! Он даже не знает, сколько лакшми приносит санкиртана!». После этой встречи мы вернулись в храм, и опять Радха-Дамодар прабху приходит к брахмачари и просит их что-то сделать. Я ему говорю: «Подождите, это нам надо обсудить!», а он мне: «Что это Вы здесь распоряжаетесь? Вы же – не президент. Вы что, не слышали?» Интересно, что именно Радха-Дамодар прабху меня инструктировал, когда меня назначили президентом, и он же меня сместил…

Радха-Дамодар дасПотом наступила эпоха Пресс-центра. Я приехал в Анапу на фестиваль и опять оказался в одной комнате с Радха-Дамодаром прабху. Это был многоэтажный отель, и у нас там был балкон. Как-то утром мы выходим на балкон и видим странную картину: по территории отеля идет крестный ход с вооруженными казаками в униформе – такие бравые молодцы под два метра ростом. Эта длинная процессия опоясала весь наш отель. Они нас по часовой стрелке три раза обошли, и в это время как раз Кешава Махарадж совершал поклонение своей шалаграм-шиле, так что они получили агьята-сукрити. Потом начался митинг протеста. Казаки говорить не могут – пьяные в дым – поэтому выступали местные жительницы. Одна пришла на следующий день извиняться: «Простите, это поп нас задурил!». Но как только мы все это увидели с балкона, Радха-Дамодар прабху воскликнул: «Сейчас надо работать!» и побежал наружу. Я смотрю – он в гущу казаков внедрился и стал с ними обсуждать что-то. Вторым туда прибежал Двиджа-Кришна прабху. Второпях он надел не ту форму. Он надел форму генерала российской армии, на которую у него не было документов. Он тоже внедрился в гущу казаков и воскликнул: «В чем дело, товарищи?» А хитрый поп у него спрашивает: «Ваши документы можно посмотреть?». А документов у Двиджа-Кришны прабху нет. На самом деле, у него была форма генерала казачьих войск, на которую у него были документы, но он торопился и перепутал. А я как корреспондент Пресс-центра остаюсь на балконе, потому что я должен видеть, что происходит, и сообщать в Москву. И вот, я вижу, как от митинга отделяется тот поп, который привел крестный ход, и идет прямо под мой балкон. Оттуда по мобильнику он звонит Владыке местному – то ли Феофилакту, то ли Феодору и докладывает: «Владыка, мы проводим крестный ход против кришнаитов. И тут какой-то человек в генеральской форме без документов…» и все происходящее описывает Владыке.

Потом, когда мы уже уехали, нам прислали интервью с Владыкой в местной анапской газете. Ему журналист задает вопрос: «А вот мы слышали, что у Вас прошел крестный ход против кришнаитов». Владыка отвечает: «Да? Первый раз слышу!»…

Надо также отметить, что Радха-Дамодар прабху сыграл очень важную роль в формировании Национального совета. Это – проект Бхакти Вигьяна Госвами Махараджа, но большую роль в нем сыграли Радха-Дамодар прабху и Апрамеятма прабху. Это очень важно было, потому что Шрила Прабхупада в свои последние дни, когда у него ученики спросили: «А достаточно ли, если мы будем повторять 16 кругов мантры и соблюдать 4 принципа?», ответил: «Да, но еще нужны разум и организация». Поэтому создание Национального совета было очень ценной инициативой.

Радха-Дамодар прабху также был основателем и ректором Вайшнавского университета, через который в наше Движение пришли многие преданные. Он был одним из инициаторов и до последнего времени главным редактором журнала «Вайшнавизм — открытый форум», толстого журнала для специалистов – индологов, других ученых – и для властей тоже. Там сознание Кришны представляется очень солидно. Это тоже – очень ценный проект…

Уход Радха-Дамодара прабху – невосполнимая утрата, очередной тяжелый удар, который получает Движение сознания Кришны в нашей стране.Уход Радха-Дамодара прабху – невосполнимая утрата, очередной тяжелый удар, который получает Движение сознания Кришны в нашей стране...

См. также другие материалы на нашем сайте:


Добавить комментарий

Яндекс-поиск
vasudeva.ru

Последние комментарии

  • 14.09.2019 14:16
    Харе Кришна Кишора гопала прабху. Мои смиренные поклоны. Вся слава Шриле Прабхупаде. Восстановили ...

    Подробнее...

     
  • 12.09.2019 17:04
    Харе Кришна Примите мои поклоны! Вся слава Шриле Прабхупаде! Помогите, пожалуйста, скачать файл в ...

    Подробнее...

     
  • 06.09.2019 07:24
    Он был удивительным художником, преданным, вайшнавским бардом, другом. Его уход -- большая потеря для ...

    Подробнее...

     
  • 02.09.2019 09:06
    Здравствуйте, Алина. Пишите, телефон есть в разделе Контакты ...

    Подробнее...

     
  • 02.09.2019 09:05
    Здравствуйте, Роман! Подробно ответили на Вашу электронную почту.

    Подробнее...

Случайные фото

Вход на сайт